Любимые блюда дедушки Крылова

Иван Андреевич Крылов был большим лакомкой, и ничем нельзя было более угодить ему, как хорошим обедом. Еще при его жизни ходило немало анекдотов, повествующих о завидном аппетите русского баснописца. При этом Крылов отдавал предпочтение простым блюдам: щам, кулебякам, гусю с груздями или яблоками, поросенку под хреном.

Сюжеты, мотивы, образы, так или иначе связанные с едой, перекочевали и в творчество: пища духовная и пища телесная стали единым целым. Басенный стих приблизился к стихийной живой устной речи - и стал ее частью.

Еда на злобу дня

Большинство своих басен Крылов писал в ответ на события и происшествия в стране и в столице. Его аллегории были абсолютно прозрачны для современников. Но из соображений цензуры, памятуя об афронте с публицистическими выступлениями ("Почта духов", "Зритель"), после чего за ним был установлен на некоторое время полицейский надзор, Крылов больше не вступал в открытую полемику с властями.

Вместо увлечения делами сердечными и общественными, писатель полностью отдался течению жизни, не загадывая наперед и живя одним днем. Единственной непреходящей его страстью стала еда. Однако "дедушка Крылов" был не так-то прост.

Басня "Кот и Повар" с известной ныне каждому школьнику строчкой "А Васька слушает да ест" ? это реакция писателя на нерешительность Барклая-де-Толли, отступавшего летом 1812 года вглубь России, в то время как Наполеон скорым маршем продвигался по направлению к Москве.

Басня "Демьянова уха" появилась сразу после заседания литературного общества, где Крылову пришлось выслушать длиннющую нудную пьесу ныне забытого автора. Молниеносно написанное произведение вызвало бурный восторг у членов собрания. Выражение "демьянова уха", означающее чересчур настойчивое угощение, тут же стало крылатым.

Философ без огурцов

Несмотря на внешнюю аполитичность, Крылов высказывался довольно жестко и предельно открыто высказывался о непрофессиональном подходе к делу и пустословии. Впрочем, в баснях, бичующих эти пороки, тоже не обошлось без "околозастольной тематики":

  • Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник ("Щука и Кот")
  • По мне уж лучше пей, да дело разумей ("Музыканты")
  • Кто про свои дела кричит всем без умолку, в том, верно, мало толку ("Две бочки")
  • А философ - без огурцов ("Огородник и Философ")

Сегодня, как и без малого 200 лет назад, остались, увы, актуальными и стихи басен, отражающих несовершенство государственной системы:

  • Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать ("Волк и Ягненок")
  • На волка только слава, а ест овец-то Савва ("Пастух")
  • Рыльце у тебя в пуху ("Лисица и Сурок")

"И кому же в ум пойдет на желудок петь голодный?.."

Часть сюжетов для басен Крылов заимствовал у Эзопа и Лафонтена. Но "в народ" ушло именно меткое слово русского писателя. Выражение "Хоть видит око, да зуб неймет", принадлежащее Крылову, переложившего античную басню "Лиса и виноград", уже в середине XIX в. было включено в сборники русских пословиц.

Сюжет знаменитой басни "Ворона и Лисица", вселяющей ныне страх и уныние в экзаменаторов театральных вузов, был тоже заимствован у Эзопа еще Лафонтеном. Но из-под пера Крылова вышло произведение, что ни строчка в котором - то настоящее русское крылатое слово. С начала ("Уж сколько раз твердили миру...") и до конца ("Сыр выпал - с ним была плутовка такова").

Александра Максимова, 26.11.2012

«Золотые слова»   info@goldenwords.org